?

Log in

No account? Create an account

[reposted post] Беги, Кролик, беги!

bookriot
lj_editors
«Никаких «проблем с правами человека» в нашей стране не существует, потому что все в ней живут достойной и счастливой жизнью».
Центральное телеграфное агентство Северной Кореи, 6 марта 2009

"Эксмо" довольно давно ходит по краю дозволенного – то злополучная серия "Сталинист", то проверки на экстремизм (причем, книги, которая продается уже года 4). Прямо бунтари, а не издательство. Вот и сейчас перевели книгу, о которой мир шумит. Да не один год. Достаточно вбить в гугл "Escape from Camp 14" и осведомиться у Амазона, что думает о романе пресса мира – от Нью-Йорк Таймс, до Вашингтон Пост.
Итак, "Побег из лагеря смерти" Блейна Хардена – международный бестселлер, переведенный на 24 языка и уже экранизированный.

побег обр

Секрет книги просто до безобразия. Северная Корея – раз. История, основанная на реальных событиях – два. Концлагерь – три.
Это история юноши, который родился и вырос в самом жестоком районе Северной Кореи – Лагере № 14. В основе книги – дневниковые записи Шина Дон Хёка, единственного человека, которому удалось из этого лагеря сбежать. Собственно, эти заметки и взялся редактировать Блейн Харден, корреспондент Washington Post и New York Times.

Blain_Harden_Lg
Блейн Харден

Hero
Шин Дон Хёк

Шин Дон худ и невысок (от недоедания), его руки скрючены (от тяжелой работы), на нижней части спины шрамы от ожогов, а на щиколотках – от оков, за которые его подвешивали вверх ногами в одиночной камере. На коже живота проколы от железного крюка, удерживавшего тело над пыточным костром. Ноги от щиколоток до коленей изуродованы ожогами и шрамами от электрифицированных кордонов из колючей проволоки. А его первое воспоминание – казнь.
Это судьба человека, который никогда и не мечтал о побеге, потому что просто не знал ничего о мире по ту сторону колючей проволоки. Лагерь № 14 более 20 лет был его единственным домом. А единственной мечтой было попробовать жареную курицу.
Сегодня Шин Дон Хёка трудно выделить из толпы обычных жителей европейского мегаполиса. О детстве, проведенном в одном из трудовых лагерей, сам факт существования которых Северная Корея категорически отрицает, напоминают только шрамы под стильной одеждой.
Эксперты говорят, что в рассказах Шина нет расхождений с сигналами, которые они получают из других источников. Считается даже, что Шин находился ещё в «комфортных» относительно других заключённых условиях. Впрочем, немало и тех, кто считает, что вся эта история – выдумка, призванная очернить Северную Корею в глазах мировой общественности.

"По сведениям южнокорейской разведки и правозащитных организаций, на территории КНДР существует шесть таких лагерей, в которых содержатся до 200 000 узников. Самый крупный из них  превосходит по площади Москву. Месторасположение этих лагерей не является секретом: на спутниковых фотографиях высокой четкости, которые может посмотреть в Google Earth любой имеющий доступ к интернету человек, видны гигантские огороженные заборами зоны среди северокорейских горных хребтов."

«Побег из лагеря смерти» –  не просто шокирующая история из прошлого. Самое чудовищное в ней то, что все, о чем рассказывает Шин, происходит прямо сейчас, в соседней стране. Северокорейские лагеря существуют уже в два раза дольше, чем сталинский ГУЛАГ, и в 12 раз дольше, чем нацистские концлагеря. Там продолжают рождаться дети, которым суждено умереть, ни разу не побывав за пределами колючей проволоки.
И этому не могут помешать ни правовые активисты, ни дипломатические миссии.

Прочитать отрывок из книги можно вот тут: http://issuu.com/eksmo/docs/pobeg_e-booklet/1

Лето, не уходи! 


Jul. 31st, 2012

Как-то так:

non-existent windows on the wall    :)





а наша "реальность" все чаще напоминает
подобное отражение чего-то значительно большего,
чем мы видим


"Но у нас нет времени"

Оригинал взят у antardhan в "Но у нас нет времени"
     Вы постоянно бегает от одного нового ощущения к другому. У вас нет времени на медитацию. Ко мне приходят люди, и, если я говорю им, что они должны медитировать, они отвечают: "Но у нас нет времени". У них хватает времени ходить в кино, у них хватает времени играть в карты — вы можете сами увидеть, как они собираются в комнате Сомендры, чтобы поиграть в покер. У них хватает времени на сплетни. А на медитацию? Времени вдруг не оказывается. У них есть время на драки, на ссоры, на чтение глупых газет — и как досконально они изучают эти газеты! Эти газеты превратились в их евангелия, они читают каждую строчку, от начала до конца. Но как только речь заходит о медитации, мгновенно, ни секунды не думая, они отвечают: "Но у нас нет времени!"

     Что они говорят на самом деле? Они говорят, что не интересуются сами собой. Им неинтересно молча сидеть целый час и смотреть внутрь себя. Зачем? За это время можно заработать денег, можно поработать в магазине, можно сделать тысячу других дел. А просто сидеть и глазеть на свой пупок? Зачем? Похоже, никто не интересуется самим собой. Вы уже есть, так зачем беспокоиться? Вы уже такие, какие есть, так зачем утруждать себя?

     Все выходят из себя наружу... но человек познаёт истину лишь тогда, когда входит внутрь себя.



"...- Я видел плохой сон, - пробормотал Артур. - Я был последним оставшимся на Земле человеком, я блуждал по лесам, по улицам городов, и они были пусты - там не было никого, кроме меня.
- Сон? - переспросил Мерлин. - Это был не сон. Ты и есть последний человек на Земле.
- Но как это может быть? - воскликнул Артур.
- Ты же не можешь не согласиться с тем, что единственный человек на Земле должен быть также последним человеком?
- Конечно.
- Хорошо, с точки зрения твоего собственного представления о себе, которое в будущем люди назовут эго, ты и есть единственный.
- Как ты можешь так говорить? Мы здесь вместе - ты и я - разве не так? И мы бываем в городах и деревнях, где живут тысячи людей.
Мерлин покачал головой.
- Если посмотреть на тебя в истинном свете, что ты есть? Творение опыта, который постоянно превращается в воспоминания. Когда ты говоришь "я", ты имеешь в виду этот уникальный конгломерат впечатлений, обладающий личной историей, которую никто другой не может с тобой разделить.
Ничто не кажется более личным, чем воспоминания. Даже идя вместе, мы с тобой идем разными дорогами. Я не могу посмотреть на цветок, не получив впечатления, которое ты не можешь со мной разделить. С другим по-настоящему нельзя поделиться ни одной слезинкой и ни одной улыбкой.
Когда Мерлин кончил свою речь, Артур выглядел очень расстроенным.
- Ты хочешь сказать, что каждый в этом мире совершенно одинок? - грустно сказал мальчик.
- Нет, - ответил Мерлин. - Работа твоего эго - вот что делает тебя одиноким. Вы закрываетесь в мире, в который больше никто не может войти. - Видя, каким растерянным выглядит его ученик, Мерлин смягчил тон. - Но ведь эго можно отбросить в сторону. Идем со мной.
Взяв Артура за руку, он вывел его из пещеры, где в предрассветном небе еще ярко светили звезды.
- Ты знаешь, на каком расстоянии от нас находится эта звезда? - спросил он, указывая на Сириус. Это было в разгар лета, когда Сириус кажется очень ярким и висит над самым горизонтом.
- Не знаю, - ответил Артур. - Я думаю, она дальше, чем можно измерить или даже просто себе представить.
Мерлин покачал головой.
- Между нами вообще нет никакого расстояния. Подумай: для того, чтобы ты увидел эту звезду, ее свет должен попасть в твои глаза, правильно? Луч света, подобно невидимому мосту, постоянно соединяет тебя с нею. Что такое звезда, как не свет? Следовательно, если она светит здесь и там и по всему соединяющему вас мосту, вы с этой звездой никак не разделены. Вы оба - части единого поля света.
- Но она кажется очень далекой. Кроме того, я не могу ее снять с неба, - возразил Артур.
- Разделение - это только иллюзия, - сказал Мерлин, пожимая плечами. - Тебе кажется, что ты отделен от меня и от других людей, только потому, что твое эго считает, что все мы обособлены и разделены. Но, уверяю тебя, если бы ты отбросил эго в сторону, ты увидел бы всех нас окруженными одним бесконечным полем света, который и является осознанием. Каждая твоя мысль рождается в огромном океане света только для того, чтобы вернуться туда обратно вместе с каждой клеточкой твоего тела. Это поле осознания есть повсюду, оно служит невидимым мостом между всем сущим.
Так что у тебя нет ничего, что бы не было частью всего остального - если не считать того, как это видит эго. Ты должен работать, чтобы выйти за пределы эго и погрузиться в универсальный океан сознания.
- Я должен подумать о том, что ты мне сказал, - произнес Артур с задумчивым видом.
- Думай, - сказал Мерлин, зевая. - А я еще посплю.
И волшебник направился к теплой уютной пещере.
- Да, кстати, - сказал он, оборачиваясь, - прежде чем ты вернешься в постель, повесь, пожалуйста, эту вещь обратно.
- Вещь? - переспросил Артур, с удивлением замечая у своих ног сорванный с неба Сириус..."

Поделитесь, пожалуйста, информацией о прижизненном донорстве в Эстонии.
Есть ли какие-то организации?
И что говорит закон об этом?
Благодарю!

Там нет следов

Оригинал взят у antardhan в Там нет следов
     Внутренний мир не имеет ни границ, ни опор, ни колонн. Это бесконечное пространство, чистое пространство. Это "ничто". И там никого нет. Там царит абсолютная тишина. Туда никогда не проникал ни один звук. Никто никогда не проходил по пляжу вашего внутреннего мира, там нет следов. Это целина.

     Если вы заглянете в это внутреннее пространство, вы начнёте исчезать. И чем больше вы будете смотреть внутрь, тем больше вы будете исчезать. Вот почему люди не хотят смотреть внутрь. Они говорят о самопознании, о том, как смотреть внутрь, они говорят о разных техниках — но они не смотрят. А техник, на самом деле, нет.

     Смотреть внутрь очень просто. Так же просто, как и вовне. Достаточно лишь закрыть глаза и начать смотреть внутрь. Но возникает страх, смотреть внутрь ужасно страшно — вами завладевает пустота. Вы начинаете исчезать, вы начинаете чувствовать так, как будто умираете. И вы тут же устремляетесь обратно наружу. Вы начинаете думать о тысяче разных вещей.



"Одну пожилую пару, прожившую 60 лет вместе, спросили:
— Как вам удалось так долго прожить вместе?
— Понимаете, мы родились и выросли в те времена, когда сломавшиеся вещи чинили, а не выкидывали".